Первые испытания, первые успехи

Опубликовано:

 Мы продолжаем публикацию материалов о ранних годах пензенского регби, когда игра с овальным мячом была на берегах Суры совершеннейшей диковинкой, а команда, постепенно перераставшая рамки секции, могла рассчитывать только на собственный энтузиазм и преданность делу - да на то, что найдутся люди, которым эти прекрасные порывы придутся по душе... Заслуженный тренер РФ Олег Балашов, с которым впоследствии РК "Пенза" дважды выиграет серебряные медали Суперлиги, трижды - бронзовые, с которым станет обладателем Кубка России и неоднократным чемпионом страны по регби-7, вспоминает, какими трудными были первые шаги

SUMMER OF 69

Итак, вернемся в шестидесятые. Подтолкнуть процесс – одно. Дать ему должное развитие на нужному уровне – совсем другое. И здесь, по словам Олега Балашова, не все было гладко: 

 - Первый наш выезд на соревнования получился казусный. В спорткомитете сказали – ждите, вызовем. Ждали-ждали…. ни звука. В общем, лето настало, ребята все из нашей секции разъехались кто куда… Я и сам в Евпаторию свою родную уехал. И вот мне туда дозвонились и говорят: вас приглашают на турнир. Мчусь в Пензу. Выясняется, что нам дают автобус, но игроков-то нет никого почти! Что делать? Поехал в пединститут, говорю – ребята, кто хочет в Обнинск прокатиться? Желающие нашлись. Вот так народ и набрали. 

 - И кто из этих добровольцев в регби хоть раз играл?

- Ни один! Мы их решили в схватку поставить. Две встречи там сыграли – с Обнинском и с Монино. Представляешь? Нам очков под семьдесят натаскали. Но знаешь, что тебе скажу? Это никого особо не сломило. Даже наоборот. Витя Токарев так вообще разозлился: «Что??? Я не смогу до их зачетки добежать???»

 -Добежал?

- Ну не добежал, конечно, монинцы нас и за центр поля не выпустили... У нас в команде играть-то худо-бедно умели человек шесть – Боря Ягупов, Юра Горнак, Витя Токарев, Витя Мыскин, Игорь Дмитриев и я. Нам всем досталось там, конечно… Но все равно – это был наш первый выезд. Мы хоть увидели, как серьезные команды в регби играют. И основной костяк особенно упрочился после этого. Так что мы продолжили с новыми силами. 

 - И с новыми знаниями?

- Ну конечно. Что нам Библией-то служило? Тоненькая книжечка про регби, и всё. Поэтому я помню, как мы с Токаревым в том же шестьдесят девятом поехали вдвоем в Новую Каховку на финал чемпионата СССР, чтобы посмотреть на лучшие команды того времени.

ПЕРВЫЕ УСПЕХИ

- Семидесятый год у нас провальный был, - продолжает Олег Балашов, - никуда не ездили, ни одной игры не провели. А вот в семьдесят первом…. В семьдесят первом впервые чемпионат Российской Федерации проходил в Пензе. Вот это был прорыв. Вся элита съехалась во главе с Монино. Мы тогда, кстати, сумели проиграть монинцам не всухую – 3:63, кажется, Горнак забил чуть не с центра поля. Ой, у них приехала супербригада просто – Григорьянц, Антонов… Просто лучшие игроки прибыли. Играли на трех стадионах – Химмаш, ЗиФ и Труд. Жара стояла – страшная, я помню, один игрок из Казани тепловой удар получил… А я в матче с Новокузнецком травму схлопотал. И кто мне ее нанес, знаешь? Забелов, президент нынешнего их клуба. Он трехчетвертным играл, я десятым. 

 Хотя это было не самое страшное, что со мной случилось в том году. Мы весной поехали в Обнинск, и я там перед игрой против всех традиций побрился, потому что потом надо было в Москву ехать сразу. И вот как после этого суевериями пренебрегать? За три минуты до конца свой же игрок – а скользко было – влетел мне головой прямо в челюсть. Губу порвал, трех зубов как не бывало…. 

А в семьдесят втором году мы уже играли в Нальчике. И, кстати, уже могли выйти в первую лигу, как ни парадоксально. У нас очень сильная команда была. Но помешал красноярский «Политехник». Представляешь, мы вели в счете 3:0. И пропустили такую глупую попытку на последних секундах... Проиграли. 

 - А вот давайте для разнообразия о матчасти. Как решали вопросы с формой, например?

 - Первую нашу форму шили в Пензе. Полосатая была, из материи, которой матрасы обтягивали. Синенькая, как сейчас помню – это семьдесят первый год. Потом -опять в Пензе -  шили из какого-то другого материала. А потом Александр Латышев, который по России за регби отвечал в спорткомитете, пробил в Нерехте заказ на изготовление регбийной формы для всех команд. И мы целенаправленно стали приезжать в Москву за экипировкой – как сейчас помню, база была на Сигнальном проезде. 

 - А мячи?

 - Мячи были польские – шестидольные, желтые. Почему, собственно, и появилось название «Золотой овал». Позже можно было достать адидасовский, но это была проблема. Но раздобывали - по блату и за большие деньги. 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

ФОТО ИЗ ЛИЧНОГО АРХИВА ОЛЕГА БАЛАШОВА

Последние комментарии

Опрос

Что изменится с приходом Андрея Бачурина?
Станет лучше
50%
Станет хуже
19%
Ничего не изменится
31%
Всего голосов: 16
Rambler's Top100